Гранулоциты повышены у взрослого о чем это говорит

Гранулоциты повышены у взрослого о чем это говорит

Гранулоциты составляют большинство лейкоцитов крови. При микроскопическом исследовании окрашенных клеток в гранулоцитах выявляются специфические «зернышки» — гранулы (отсюда и название клеток). Выделяют три разновидности гранулоцитов: нейтрофильные, эозинофильные и базофильные гранулоциты, или просто нейтрофилы, эозинофилы и базофилы, которые различают посредством специального окрашивания. Эти виды гранулоцитов различаются по своей роли в организме. Подавляющее большинство гранулоцитов составляют нейтрофилы, которые играют центральную роль в защите организма от бактериальных инфекций. «Cрок жизни» гранулоцитов в крови достаточно короток (так, нейтрофилы разрушаются в течение 2-3 суток). Они постоянно активно вырабатываются в костном мозге. В редких случаях при тяжелых жизнеугрожающих инфекциях больным в состоянии аплазии бывают необходимы переливания донорских гранулоцитов.

В эффекторной фазе специфического иммунного ответа могут участвовать и другие лейкоциты крови: гранулоциты или полиморфноядерные лейкоциты. Эти клетки составляют первую линию неспецифической противомикробной защиты. Они первыми мобилизуются в очаг воспаления или инфекции и от их фагоцитарной активности зависит элиминация возбудителей. Их мобилизация из кровяного русла резко повышается под влиянием цитокинов макрофагального происхождения (интерлейкин-8) или С5а -фракции активированной системы комплемента. Другие продукты макрофагов активируют функции гранулоцитов (туморнекротизирующий фактор-α).

Гранулоциты продуцируются в костном мозге под влиянием IL-1, IL-3, IL-5, GM-CSF и G-CSF. В костном мозге у взрослых содержится 2×1011 миелоидных предшественников, а резерв гранулоцитов составляет 6×1011. Предшественники активно пролиферируют, а в резерв входят неделящиеся, созревающие гранулоциты. Через стадию предшественника они проходят за 4 дня (3-5 делений), а морфологическое и функциональное созревание в резерве занимает еще 5 дней. Ежедневный выход из костного мозга в норме составляет 1011 гранулоцитов, но он может повышаться в несколько раз под влиянием воспалительных стимулов, которые заставляют выходить из резерва менее зрелые клетки, что проявляется «сдвигом влево», который расценивается как признак острой инфекции. Такой усиленный выход гранулоцитов из резерва могут индуцировать бактериальные липополисахариды, или провоспалительные цитокины (IL-1, TNFα), или С3-фракция активированного комплемента, или кортикостероиды.

В сосудистом русле 5×1011 гранулоцитов (средняя норма у взрослых — 2000 — 9000 в мм3) делятся на два почти равных пула: циркулирующих и пристеночных, которые временно секвестрированы в состоянии прилипания к поверхности эндотелия венул. При заборе венозной крови сосчитывается только циркулирующий пул. Динамическое равновесие двух пулов регулируется: агентами, усиливающими пристеночное стояние путем усиления экспрессии адгезионных молекул (ICAMs), к которым относятся хемокины, IL-1, TNFα, IFNγ, а также агентами, ингибирующими пристеночное стояние, к которым относятся кортикостероиды. Пристеночное стояние — это первый шаг к выходу из сосудов в ткани, в очаг инфекции или воспаления.

Нейтрофилы обладают всеми функциями фагоцитирующих клеток: адгезивностью , подвижностью, способностью к хемотаксису, способностью захватывать бактерии и другие частицы без участия специфических рецепторов или при участии FcγR или CR1, убивать захваченные микроорганизмы с помощью кислород-зависимых и кислород-независимых механизмов и переваривать захваченные объекты фагоцитоза. В составе специфических гранул и лизосом нейтрофилы содержат богатый набор ферментов и факторов бактерицидности, среди которых многие могут вызывать повреждение собственных клеток и тканей организма. С этим связана патогенетическая роль нейтрофилов при иммунокомплексной патологии, при которой иммунные комплексы активируют систему комплемента с образованием биологически активных пептидов, в том числе C5a — хемоаттрактанта для нейтрофилов. Инфильтрация очага иммунного воспаления нейтрофилами ведет к повреждению тканей их ферментами.

Особенностью эозинофилов является экспрессия на их мембранах Fcε-рецепторов, специфичных для иммуноглобулинов Е. В связи с этим их эффекторная функция проявляется в основном в противопаразитарном иммунном ответе, при котором образуются специфические антитела, относя-щиеся к классу иммуноглобулинов E. Поскольку продукция последних характерна также для аллергических реакций немедленного (анафилактического) типа, в местах проявления таких реакций происходит скопление эозинофилов.

Базофилы среди лейкоцитов крови представляют собой функциональные аналоги тучных клеток тканей. На мембранах базофилов экспрессированы высоко-аффинные FcεR рецепторы для иммуноглобулина E, на которых связываются циркулирующие антитела, относящиеся к классу иммуноглобулина E. Последующее взаимодействие специфического антигена с такими фиксированными на базофилах антителами вызывает дегрануляцию клеток. Гранулы базофилов, как и тучных клеток, содержат биогенные амины и другие медиаторы реакций гиперчувствительности немедленного (анафилактического) типа. Таким образом, базофилы и эозинофилы крови относятся к числу клеток-эффекторов иммуноглобулин E-опосредованных аллергических реакций. В отличие от других Fc-рецепторов FcεRI с высокой аффинностью связывают свободные IgE на тучных клетках и базофилах. Но активирует клетки не мономерная форма IgЕ-антител, а только их аггрегаты, образовавшиеся в результате «сшивки» при взаимодействии с поливалентным антигеном. Сигнал активации от этих рецепторов заставляет тучные клетки и базофилы секретировать содержимое гранул и запускать местный воспалительный ответ. Мгновенно происходит дегрануляция этих клеток с выбросом гистамина и серотонина, которые вызывают местное усиление кровотока и повышение проницаемости сосудов с быстрым накоплением жидкости в окружающих тканях и притоком гранулоцитов из кровяного русла. Такой быстрый воспалительный ответ может быть защитным, так как способствует быстрой мобилизации фагоцитов и антител в очаг инфекции. Однако известно, что аналогичные реакции лежат в основе патогенезе аллергии анафилактического типа. Гистамин и серотонин — короткоживущие молекулы, их действие кратковременно. Но местное воспаление далее поддерживается последующей продукцией теми же клетками других молекул, в том числе лейкотриенов, — вазоактивных метаболитов арахидоновой кислоты. На сигнал активации базофилы отвечают синтезом и секрецией SRS-A (LTC4, LTD4, LTE4), PGD2, а также цитокина TNFα, которые вносят существенный вклад в поддержание местной воспалительной реакции.

Гранулоцитопения может служить проявлением разных генетических дефектов. Название «генетическая хроническая нейтропения» объединяет группу генетически детерминированных состояний, характеризующихся низким уровнем продукции зрелых нейтрофилов. У таких пациентов часты инфекции кожных покровов или респираторного тракта, вызванные Staph. aureus, или чрезмерное размножение и диссеминация представителей нормальной микрофлоры кишечника. Частота и тяжесть таких инфекций коррелирует с уровнем нейтропении. Встречается вариант циклической нейтропении, при которой количество циркулирующих нейтрофилов флуктуирует. Именно во время эпизодов нейтропении проявляются инфекции кожи и слизистой полости рта. При более редких генетических нарушениях нейтрофилы могут плностью отсутствовать: инфантильный генетический агранулоцитоз (синдром Kostmann’а) и синдром Scywachman’а, при котором нейтропения ассоциирована с недостаточностью поджелудочной железы.

Гранулоциты не долгое время проводят в крови : средний полупериод жизни 6-7 дней, а после выхода в ткани — не более двух дней. В связи с этим любое нарушение продукции гранулоцитов в костном мозге ведет к снижению уровня циркулирующих в крови гранулоцитов. Приобретенная нейтропения может иметь разные причины. Лекарственную нейтропению могут индуцировать многие фармакологические агенты. Тяжелую нейтропению вплоть до агранулоцитоза может вызвать применение таких распространенных лечебных препаратов, как сульфаниламиды, пенициллин, цефалоспорины, фенотиазины, антитиреоидные препараты, хлорамфеникол. Препараты, применяемые для противоопухолевой химиотерапии, обладают антимитотическим действием, антибиотик хлорамфеникол вызывает миелосупрессию. Другие лекарственные препараты (например, сульфаниламиды) комплексируются с гликопротеинами мембраны гранулоцитов и индуцируют синтез аутоантител, активирующих систему комплемента на мембранах гранулоцитов, что ведет к их лизису.

Иногда у беременных женщин вырабатываются антитела против изоантигенов гранулоцитов плода, которые могут вызвать снижение продолжительности жизни нейтрофилов новорожденного — изоиммунная неонатальная нейтропения.

С другой стороны, усиленное потребление клеток при тяжелых и длительных бактериальных или грибковых инфекциях может привести к гранулоцитопении, если продукция гранулоцитов в костном мозге по каким-то причинам подавлена. Такое явление наблюдается, например, при крупозной пневмонии у алкоголиков или лиц с дефицитом питания. Нижним лимитом считается содержание 1800 — 2000 гранулоцитов в мкл крови. При снижении количества циркулирующих гранулоцитов до 1500 клеток в мкл это проявляется нарушением течения местного острого воспалительного ответа. При падении уровня гранулоцитов в крови ниже 500 клеток в мкл прогрессивно нарастает частота инфекций. При уровне 100 гранулоцитов в мкл все больные имеют инфекционные осложнения.

Причинами развития нейтропении могут послужить сами инфекции, в первую очередь вирусные (HIV, HBV, EBV), а также вызванные микобактериями, грибами. Транзиторная нейтропения развивается вслед за эндотоксемией. На фоне нейтропении чаще других развиваются инфекции, вызванные бактериями, колонизирующими кожу, слизистые, носоглотку, желудочно-кишечный тракт : Е. сoli, Klebsiella, Enterobacter, Pseudomonas aeruginosa, Staphylococcus aureus и другими гноеродными бактериями.

Описаны многочисленные генетические дефекты отдельных функций гранулоцитов. Дефект актиновых нитей в цитоплазме нейтрофилов приводит к снижению их подвижности и нарушению хемотаксиса — синдром ленивых лейкоцитов. Неспособность синтезировать и экспрессировать адгезионные молекулы (CD18) служит причиной нарушения мобилизации клеток из кровяного русла в очаг инфекции. Хроническая грануломатозная болезнь (CGD) является следствием дефектов продукции разных компонентов NADPH-оксидазы. У большинства больных выявлена дефектная субъединица цитохрома b558. При этом нарушена продукция антимикробных окисляющих кислородных радикалов при фагоцитозе. Тяжелый иммунодефицит у таких больных связан с неспособностью их гранулоцитов убивать захваченные бактерии в фаголизосомах из-за дефектности их окислительного взрыва. Поэтому наибольшую опасность для таких больных представляют инфекции, вызванные каталаза-продуцирующими микроорганизмами: S.aureus, E.coli, S.marcescens, Aspergillus, Candida. Дефект бактерицидности гранулоцитов может быть связан с недостаточным синтезом таких ферментов , как глюкоза-6-фосфат дегидрогеназа, миелопероксидаза. Наследстенный синдром Chediak — Higashi включает среди множества разных генетических дефектов недостаточность лизосомного аппарата нейтрофилов . Нейтрофилы содержат гигантские лизосомы и отличаются ослабленной способностью к фагоцитозу и микробицидности, дегрануляции и хемотаксису. Заболевание проявляется резко повышенной чувствительностью к инфекциям, вызванным гноеродными бактериями. Нарушение микробицидности нейтрофилов может быть также следствием дефекта специфических гранул. У детей с таким генетическим дефектом часто проявляется местный ювенильный периодонтит. Рецидивирующие тяжелые инфекции полости рта ведут к утрате зубов и альвеолярных отростков.

Видео: Гранулоциты.


Источник: biofile.ru


Добавить комментарий